Русь Великая

Без разрешения dazzle.ru использование материалов запрещено. Ставьте, пожалуйста, гиперссылку.

Подписка на: журнал «Организмика», газету «Пенсионер и общество».

Книги: Организмика – фундаментальная основа всех наук. Том I-III, Впервые на Земле, История возникновения мировой цивилизации, Книга Ра, Языки мира, История славян русов, Славянская энциклопедия, Энциклопедия свастических символов, Энциклопедия Организмики.


Документальный детектив

Кто противостоял прихватизации?

Светлана Макарова

«Пенсионер и общество», № 6 [85], июнь 2007

[фамилии евреев выделены синим цветом]

Неужели не было в стране ни одного героя, который, сам оказавшись в той разрушительной ельцинской власти, не прозрел и не обратился к Чубайсу и чубайсятам с вопросом типа: твари продажные, что же вы делаете?!

В. Крутогоров, Новосибирск

Был такой герой!

Как пишет в своей широко известной книге «Крестный путь России» доктор исторических наук генерал-лейтенант Николай Сергеевич Леонов, американцы выделили целевым назначением 116 миллионов долларов на работу Российского центра приватизации и его региональных отделений. Щедрость США объясняется тем, что в задачу РЦП входил сбор подробной информации обо всех предприятиях региона или отдельной области и оценка их перспективности для приёма иностранных капиталовложений.

ВСЯ ЭТА ИНФОРМАЦИЯ, КАК ПРАВИЛО, СЕКРЕТНАЯ, ЕСТЕСТВЕННО, СТАНОВИЛАСЬ ДОСТОЯНИЕМ АМЕРИКАНЦЕВ. Когда Государственная Дума спохватилась и попробовала получить ответ о работе и о расходах Центра, а это произошло только в 1994 году, было уже поздно. Информацию возвратить было уже нельзя, а ДЕНЬГИ РАЗОШЛИСЬ ПО КАРМАНАМ ВОРОВСКОЙ КОМАНДЫ ЧУБАЙСА. Во всяком случае, М. Бойко представил «фиговый» листок, в котором только и указал, что он действительно получил из США за период с 1991 по 1994 год 116,6 млн. долларов, из которых было израсходовано 79, 8 млн. долларов. Никаких точных документов, удостоверяющих расходы, не было, как и осталась безвестной судьба «остатка» в почти 40 млн. долларов. Комитет по приватизации Государственной Думы безвольно провожал глазами бесконечную череду воровских махинаций, в которую вылилась вся драматическая операция по приватизации.

Владимир Полеванов
Владимир Полеванов

Нет сомнения, что президент Б. Ельцин получал со всех сторон сигналы о практически бесконтрольном самоуправстве А. Чубайса и его команды вкупе с американскими советниками в российской экономике и однажды даже попытался оздоровить ситуацию в Госкомимуществе и окружающем ведомственном пространстве. В конце 1994 года Ельцин претворил в жизнь очередную «загогулину». Находясь в поездке по Дальнему Востоку, он заехал в Амурскую область, где его принимал новоиспечённый губернатор Владимир Полеванов – личность во многих отношениях примечательная и нестандартная. Он произвёл на вчерашнего партократа сильнейшее впечатление. В. Полеванов всю свою молодость провёл на крайнем Северо-Востоке, на Колыме, занимаясь геологической разведкой новых золотоносных площадей. Затем работал на Полярном Урале и островах Северного Ледовитого океана. Чистейший русский человек, женился на кубанской казачке, работавшей картографом в его экспедиции. Он был крут и справедлив, как полагается быть сибиряку-дальневосточнику. Прямо как в фильмах и литературных произведениях. Он вырвался на политическую арену после кровавых событий 3-4 октября 1993 г. Будучи председателем геологического комитета амурской области, он выступил против «двоевластия» в стране и решительно поддержал Б. Ельцина в его конфронтации с Верховным Советом. Этот шаг был вознаграждён постом главы администрации. Он разогнал местный областной совет, но и к «демократам» относился с большим подозрением, не допуская их к кормушке. Вот такая политическая независимость, незаангажированность, сильный характер привлекли внимание Б. Ельцина, и он в одночасье, росчерком пера назначил Владимира Павловича Полеванова вице-премьером российского правительства и руководителем Госкомимущества вместо постылого А. Чубайса.

Владимир Полеванов в чубайсовском крысятнике

Трудно себе вообразить, что в эти дни творилось в чубайсовском крысятнике! В кабинет начальника пришёл человек, у которого за плечами было, как он сам выражался, «12 колымских и 6 магаданских лет», НЕСОКРУШИМАЯ ВЕРА В ОТКРЫТУЮ ПРАВДУ, ЧЕСТНОСТЬ И ПРЯМОТУ ПОСТУПКОВ. Он понятия не имел о подковерных играх в столице, о засилье чубайсят, о прикормленных, наглых американцах. Первое, с чего он начал, ОТОБРАЛ ПРОПУСКА У ИНОСТРАНЦЕВ НА ВХОД В ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ СИСТЕМЫ ГОСКОМИМУЩЕСТВА, что вызвало эффект, равный взрыву протуберанца на Солнце. Никто раньше в администрации Б. Ельцина не позволял себе такого в отношении граждан США.

Первый же пакет документов об очередной приватизационной затее – речь шла об изъятии из ведения государства Сахалинского морского пароходства, которое обеспечивало в течение многих лет так называемый северный завоз – был остановлен В. Полевановым. Поскольку он не мог добиться от инициаторов акции ответа на вопрос, кто и как будет в дальнейшем обеспечивать жизнедеятельность городов и поселков Дальнего Востока и Крайнего Севера?

Находясь ещё в дурмане «демократических» грёз, новый начальник Госкомимущества попросил аудиенции у своего предшественника А. Чубайса, который к этому времени был назначен первым заместителем Председателя правительства РФ и формальным куратором своего бывшего ведомства. В. Полеванов открыто, но в доверительном порядке, рассказал о своих впечатлениях по первым неделям работы. О том, что он успел познакомиться с материалами российских спецслужб по практике приватизации, изучил опыт приватизации в бывших социалистических странах Восточной Европы и приходит к выводу: РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ НОСИТ АНТИГОСУДАРСТВЕННЫЙ И АНТИНАРОДНЫЙ ХАРАКТЕР. Разговор кончился фиаско; Полеванова чуть не выгнали из кабинета.

Именно этот разговор был по существу последним идеалистическим вздохом В. Полеванова. Будучи человеком проницательным, он понял всё. Он был упакован как сосиска в хотдоге. Сверху над ним были Чубайс и Черномырдин, а снизу весь созданный А. Чубайсом АППАРАТ, ПИТАВШИЙСЯ АМЕРИКАНСКИМИ ДЕНЬГАМИ И НАСТАВЛЕНИЯМИ. Заместители стали действовать в обход своего нового начальника, о чём немедленно дали знать губернаторы, перепроверявшие распоряжения из Госкомимущества. Пришлось лишить заместителей права распорядительных подписей.

Это вызвало новый всплеск острого недовольства со стороны А. Чубайса, но всё-таки В. Полеванов продолжал бороться, надеясь на поддержку высшего руководства страны.

На рубеже 1994-1995 гг. шла война не на жизнь, а на смерть за алюминиевую промышленность России. С присущей ему прямотой В. Полеванов заявил, что «если подтвердятся предположения, что разгосударствление этих предприятий алюминиевых и оборонных отраслей противоречит государственным интересам, возможна их национализация». Было выпущено распоряжение ГКИ о приостановлении торговли акциями алюминиевых заводов, чтобы не допустить получения контрольного пакета акций иностранными фирмами. Это было расценено А. Чубайсом как «удар ниже пояса». Смириться даже с теоретической возможностью реприватизации было выше его сил. Все условности были отброшены, и НАЧАЛАСЬ ОТКРЫТАЯ ТРАВЛЯ ВЛАДИМИРА ПОЛЕВАНОВА В «ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ» ПРЕССЕ, НА ЗАПАДЕ. Проамериканское лобби в России заработало на полных оборотах.

Первые итоги прихватизации по Чубайсу

Тогда В. Полеванов решил пойти ва-банк. 18 января 1995 г. он написал письмо тогдашнему премьер-министру В.С. Черномырдину. В письме были подведены итоги приватизаторской деятельности в 1992-1994 гг. и мера их соответствия целям, которые были провозглашены командой А. Чубайса в декабре 1991 г., когда проталкивалась через все государственные инстанции «Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации».

Полеванов показал, что даже главная цель – «формирование слоя частных собственников, содействующих созданию социально ориентированной рыночной экономики» (какие лживые слова!) – оказалась недостижимой. Несмотря на то, что за прошедшие два года 60% предприятий стали негосударственными и по отчётам в стране появилось 40 млн. акционеров, последняя цифра является блефом, ибо рядовые держатели акций не имеют никакой возможности влиять на управление созданных акционерных обществ. Для этого надо иметь как минимум пакет акций в 10%. Никто, или почти никто, не получает никаких дивидендов на свои, с позволения сказать, «акции». Продажа акций даёт грошовую компенсацию. Никаких новых собственников, которые могли бы стать костяком «среднего класса», в России не было создано. Предприятия попадали в руки крайне узкой группы лиц, располагавших стартовым капиталом в виде скупленных ваучеров.

Вторая цель: повышение эффективности деятельности предприятий – также не достигнута. И приватизированные, и государственные предприятия работают малоэффективно, так как смена формы собственности сама по себе не обеспечивает повышения эффективности производства. Для этого необходимо заменить устаревшее оборудование на современное, внедрить передовую технологию, проводить углублённые маркетинговые исследования и улучшать управление. Этот процесс длителен по времени и требует крупных капиталовложений.

Третья цель: социальная защита населения и развитие объектов социальной инфраструктуры за счёт средств, поступивших от приватизации (чисто демагогическая позиция). К ней даже и близко не подошли. За два года приватизационной лихорадки в бюджет всех уровней поступил всего 1 трлн. рублей (по меркам 2000 г., 1 млрд.), что в два раза меньше, чем получено от приватизации в маленькой Венгрии.

Четвёртая цель: содействие процессу стабилизации финансового положения в РФ. Никакого намёка на оздоровительное влияние приватизации на финансы России отмечено не было. Все эти годы в стране сохранялся огромный дефицит государственного бюджета, равнявшийся в среднем ежегодно 10% ВВП.

Пятая цель: создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного хозяйства. Открытие российских рынков для иностранных товаров в эти годы привело к тому, что выпуск продукции машиностроительной промышленности сократился только в одном 1994 г. на 45%. ПОЛОВИНА РОССИЙСКОГО РЫНКА БЫЛА ПОТЕРЯНА ДЛЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ. Стремление к демонополизации любой ценой привело к разрушению агропромышленного комплекса, лесной промышленности и очень тяжело сказалось на металлургии.

Шестая цель: привлечение иностранных монополий. В. Полеванов информировал премьер-министра, что иностранные капиталы сократились в абсолютных цифрах, и они совершенно не идут в машиностроение, в строительство, предпочитая главным образом топливно-энергетический комплекс.

Медовый месяц для проходимцев

И только последняя поставленная цель была выполнена полностью!

Она была сформулирована следующим образом: «Создание условий и организационных структур для расширения масштабов приватизации в 1993-1994 гг.».

Действительно, к этому времени по всей стране уже была создана сеть комитетов государственного имущества, подразделения РФФИ, начало действовать Федеральное агентство по банкротству и пр. Прожорливая армия чиновников одной рукой загребала неоправданно высокие по российским меркам зарплаты, а другой набивала карманы взятками. Приватизация – это неповторимый медовый месяц для беспринципных проходимцев. Один из моих близких знакомых бизнесменов любил тогда говаривать: «Приватизация – это редчайший шанс создать состояние в считанные дни. Он выпадает в столетие, да и то не в каждое. Тут уж не до морали или совести».

Мы подробно останавливаемся на положениях письма Полеванова в силу того, что это редкий документ, написанный вице-премьером ельцинского правительства своему непосредственному начальнику – председателю правительства. Заподозрить его в какой-то политической ангажированности просто невозможно.

Далее председатель Госкомимущества отмечает рост преступности, на которую приватизация подействовала, как канистра бензина на тлеющие головешки костра. Около 2 тысяч преступлений было совершено в прямой связи с разгосударствлением экономики (это только то, что было раскрыто), из них подавляющее большинство приходилось на взятки, скупку акций наиболее рентабельных предприятий иностранными компаниями с нарушением законодательства.

Прихватить или погибнуть

А. Чубайс

Вообще передел собственности вылился в широкомасштабное сражение, развернувшееся по всей стране, между хищниками всех мастей и оттенков. Среди них были откровенные уголовные элементы и люди пока без судимостей, но ГОТОВЫЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗ ОГЛЯДКИ НА ЗАКОНЫ, 40-50 убийств за одну неделю в любой из промышленно развитых областей (Екатеринбург, Санкт-Петербург, Москва и другие) считались нормой. Тогдашний председатель Федеральной службы контрразведки Сергей Степашин, выступая в Думе 18 ноября 1994 г., прямо признал:

«Да, идёт война, настоящая война, с массовыми убийствами». Спустя 6 лет, уже в 2000 г., первый заместитель министра внутренних дел России Владимир Козлов в интервью «Московским новостям» (№ 44 за 7-14 ноября 2000 г.) признал, что 40% российской экономики криминализировано, т.е. контролируется. Он сказал: «Все мы в своё время очень сильно упустили момент приватизации. Криминальные группировки буквально разрывают государственную собственность…Чаще всего большинство акций вновь организуемых акционерных обществ принадлежит лидеру организованной преступной структуры или представителю. Сейчас модно: кто-то из головки этого преступного сообщества находится на Западе, открывает там офшорные компании а потом это называется «западные инвестиции». В русском языке тогда появилось новое словечко «беспредел», означавшее как раз торжество уголовного беззакония. Тот же В. Козлов говорил: «Я могу привести просто сотни примеров, когда руководителя предприятия, даже госпредприятия «заказывает» его заместитель. Когда мужа заказывает жена. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ СЕГОДНЯ НИЧЕГО НЕ СТОИТ. У нас нет каких-либо серьёзных рамок порядочности».

Каха слинял в Грузию, а Вася – это Витя Черномырдин

Для выявления потенциальных преступников В. Полеванов ставил вопрос о декларировании источников доходов покупателями чрезмерно крупных пакетов акций. Приводился пример, когда одно физическое лицо, Каха Бендукидзе, купило 51% акций такого гиганта, как Уралмаш. В письме упоминалось имя некоего труженика из далёкой Тюменской области Тимофеева Василия Юрьевича (абсолютно никому не известного), который приобрёл 210 млн. акций «Газпрома», заплатив за них 2 млрд. 100 млн. рублей. (Кстати, впоследствии прошёл вполне обоснованный слух, что под именем этого Васи Тимофеева скрывался не кто иной, как сам Черномырдин. Можете себе вообразить реакцию премьера на такое письмо?)

Автор документа отмечает, что общая номинальная величина ваучерного фонда (около 1,5 трлн. рублей) была в 20 раз меньше, чем стоили основные фонды промышленности, пущенные на аукционы. Одна Москва, где приватизация проводилась не по остаточной, а по рыночной стоимости, получила за 20% своих предприятий 1,8 трлн. рублей, в то время как доходы по всей остальной России за первые два года приватизации составили всего 1 трлн. рублей.

Хотя излишнее обилие статистических данных утомляет читателя, но в то же время ТРАГИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ ЛУЧШЕ ВСЕГО ВИДНА ИМЕННО СКВОЗЬ ЦИФРЫ. Из 500 крупнейших предприятий России большая часть (80%) были проданы на аукционах по цене менее 8 млн. долларов каждое, 324 завода из этой золотой полутысячи пошли по цене менее 4 млн. долларов за каждый. Уже упоминавшийся Уралмаш с 34 тысячами рабочих был продан за 3,27 млн. долларов. Челябинский металлургический комбинат – за 3,73 миллиона. Ковровский механический завод, обеспечивавший стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы, пошёл с молотка за 2,7 млн. долларов! Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) «уплыл» за 2,2 млн. долларов. Для сравнения – средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов, один цех по разделке леса и выпуску отделочной доски «вагонки» обходится покупателю в 4,5 млн. долларов.

В ходе приватизации сплошь и рядом происходили совершеннейшие экономические курьёзы. Например, Останкинский мясокомбинат в Москве перед самым началом разгосударствления приобрёл новейшее оборудование на сумму более 35 млн. долларов, а весь комбинат в ажиотаже приватизации был оценен всего в 3,1 млн. долларов.

Не следует сколь-нибудь серьёзно принимать во внимание занудливые уверения чубайсят о том, что, дескать, они заботились о наполнении государственного бюджета. Никогда «доходы» от приватизации не превышали и 1% (!) от доходных статей консолидированного федерального бюджета. Никогда задания бюджета по выручке денежных средств от приватизации не были выполнены. ПРАКТИЧЕСКИ ШЛО ПРИСВОЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА ЗАДАРОМ. Недаром в народе вся операция по разгосударствлению получила название прихватизации.

Стоит сравнить данные, скажем, по Чешской Республике, где приватизация проводилась примерно в то же время. Там было передано частным собственникам в общей сложности 25 тыс. предприятий (включая и самые мелкие ремонтные мастерские, ателье по пошиву платья, парикмахерские и пр.). В целом казначейство Чехии получило за них 3,2 млрд. долларов, т.е. в среднем по 128 тыс. долларов за каждое предприятие. Мы же в среднем за каждое предприятие получили всего по 1,3 тыс. долларов, т.е. в сто (!) раз меньше, чем чешское государство. Вот вам и объяснение, почему именно российское правительство чаще всех на земле повторяло и повторяет сакраментальную фразу: «У нас нет денег!» и почему в нашей стране нет даже подобия социального согласия, а есть нескончаемый кризис.

Добро пожаловать, господа шпионы!

Под прикрытием приватизационного процесса нашей стране был нанесён огромный ущерб в сфере национальной безопасности. В силу острого военно-политического противостояния СССР и США и в результате жёстких блокадных мер, введённых западными странами на торговлю и обмен технологией, могущей быть использованной в военной технике, развитие военно-промышленных комплексов двух супердержав развивалось в огромной степени самостоятельно и независимо друг от друга. Усилия разведок обеих стран по добыванию военно-технических секретов соперников лишь в небольшой степени компенсировали этот естественный разрыв двух самостоятельных ветвей гонки вооружений. У нас были разные типы стрелковых вооружений, бронетехники, авиации, военно-морских сил, ракетного вооружения. Это объяснялось и различием в планах стратегического планирования применения вооружений, и особенностями вероятных театров военных действий, и многими другими обстоятельствами. Высокая степень секретности всего нашего военно-промышленного комплекса была постоянным раздражителем для США и их союзников. Они готовы были тратить колоссальные средства на получение нужной им информации из советского ВПК. В 1991 году нежданно-негаданная победа в «холодной войне», разрушение СССР изнутри и начавшаяся приватизация открыли настежь двери ВПК для разведок США и их натовских партнёров. Наши секреты стали одним из самых лакомых трофеев для Запада.

Для проникновения в оборонный комплекс использовалось несколько типовых «отмычек». Во-первых, создавались подставные, зарегистрированные в России предприятия, которые затем на законных основаниях вторгались в приватизационный процесс, захвативший огромную часть оборонного комплекса. К примеру, уже упоминавшийся выше советник Чубайса Джонатан Хей – гражданин США, связанный с ЦРУ – создал подставную российскую фирму «Граникс», с её помощью купил опытный завод научно-исследовательского института «Графит» и 30% акций Московского электродного завода. Американский шпион и советник Чубайса стал хозяином уникального оборонного комплекса, производящего стратегический графит для военного ракетостроения. Будучи уже хозяином предприятия, он ОТКАЗАЛСЯ ВЫПОЛНЯТЬ ОБОРОННЫЕ ЗАКАЗЫ ВОЕННО-КОСМИЧЕСКИХ СИЛ РОССИИ И ПЕРЕШЁЛ НА ОБСЛУЖИВАНИЕ АМЕРИКАНСКИХ ФИРМ.

В записке В. Полеванова рассказывается и о втором варианте взлома дверей в наш ВПК: «В тех случаях, когда предприятия Российского ВПК включены в перечень объектов, не подлежащих приватизации, зарубежные предприниматели добиваются выделения из их состава структурных подразделений, которые получают статус совместных предприятий и производств… Создание при российских оборонных фирмах даже небольших СП предоставит широкие возможности по оказанию влияния на администрацию и последующему получению доступа к имеющимся и разрабатываемым технологиям. Например, голландская фирма «АСМ-Фико» проводит подобную линию по отношению к производственному объединению «Элмаш», а болгарская фирма «Пластхим» и немецкая «ЕОС2» к производственному объединению «Тантал».

Можно не сомневаться, что болгарские и голландские фирмы были не более чем фиговыми листками, прикрывавшими их подлинных американских владельцев.

Мне, всю жизнь прожившему в условиях необходимости сохранения в строжайшей секретности государственных тайн, признаётся генерал-лейтенант КГБ Н. Леонов, пришлось испытать настоящий шок, когда я столкнулся нос к носу с американским специалистом, свободно разгуливавшим по цеху, в котором методом центрифугирования получали оружейный уран, в одном из сибирских оборонных комплексов. Я почти физически ставил на место свою нижнюю челюсть, выпавшую со своих салазок от дикой неожиданности. Я слышал с недоумением свидетельства очевидцев о том, что русскоговорящие приватизаторы широко практиковали допуск иностранных, чаще всего американских аудиторских фирм, якобы для оценки эффективности производства и определения других макроэкономических показателей. Такая судьба выпала на долю Ижевского машиностроительного завода, выполнявшего заказы Вооружённых сил России. Иностранные аудиторы получили доступ ко всей финансовой и производственной документации завода. В одночасье наша секретная дотоле отрасль стала «прозрачной» для тех, от кого её прятали только вчера. Кстати, никакой реальной необходимости в проведении аудита не было, процедура была использована как «крыша» для получения информации.

В прессу просочились сведения о том, что американцы коррумпировали наших военных, уговаривая их передать сведения о самых передовых технологиях для публикации в специально созданном журнале «Военный парад» с последующей продажей этих технологий и образцов на международных выставках-салонах. Эти примеры можно приводить без конца.

Одновременно резко упала эффективность всей системы защиты государственных секретов. Под предлогом экономии средств стали сокращаться, а то и вовсе ликвидироваться режимно-секретные органы, местами распустили военизированную охрану, стали закрываться узлы спецсвязи, прекратили работу средства противодействия техническим приёмам снятия информации и т.д. Наши люди перестали соображать, что одно утерянное в результате этих мер «ноу-хау» могло стоить в тысячи раз больше, чем все расходы на поддержание его секретности. Для американцев наступили просто райские времена. При штаб-квартире НАТО в Брюсселе был создан специальный центр по оценке и сортировке военно-технической информации. Там сотни специалистов денно и нощно выбирали из завалов золотой информации бриллиантовые зёрна, которые направлялись на предприятия ВПК США и европейских стран для использования заложенных в них идей в совершенствовании оружия, которое теперь, не приведи господи, может быть использовано против России.

Герой не сделал своё дело, но его «ушли»

Владимир Полеванов, не отрицая объективной необходимости приватизации, подчёркивал в своём документе, что её разрушительный характер объяснялся «форсированными темпами её проведения и излишней политизированностью». Он предлагал премьер-министру В. Черномырдину воздержаться от заданной форсированности, защитить государственные интересы в стратегически важных отраслях промышленности. В заключение он сформулировал фразу, которая звучала так: «Поскольку большая часть ответственности за упущения 1-го этапа лежит на первом заместителе Председателя Правительства А.Б. Чубайсе, он объективно не заинтересован в искоренении недостатков и будет пытаться проводить прежнюю, во многом дискредитировавшую себя линию в области приватизации, поэтому прошу передать курирование Госкомимуществом первому заместителю Председателя правительства О.Н. Сосковцу».

Откуда было знать прямолинейному сибирскому золотоискателю, что в московской политике за такие вещи принято непременно «отрывать голову»! Что и произошло с автоматизмом часового механизма. Через две недели после отправки этого письма В. Полеванов был уволен.

Надо заметить, что российская верхушка была изрядно напугана таким непредсказуемым поведением сибирского медведя и постаралась взять его под свой пристальный контроль, не отпихивать его в ряды, как иногда принято говорить, «безответственной оппозиции». Он был на некоторое время «интернирован». Работал в Контрольном управлении Президента РФ на посту заместителя начальника управления. А когда немного улеглась пыль, поднятая его разрушительным для тогдашней администрации поступком, он был выжит и оттуда и сейчас занимается общественной деятельностью и увлекается почти на профессиональном уровне фотографией. ТАК ЗАКОНЧИЛАСЬ ПОПЫТКА крупного государственного чиновника вице-премьера В. Полеванова – ОСТАНОВИТЬ РАЗРУШЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭКОНОМИКИ. Каждый раз, когда в «демократической» печати или в воспоминаниях приватизаторов упоминается имя В. Полеванова, оно сопровождается неизбежно самыми уничижительными прилагательными, которые выдают степень их ненависти к этому человеку, сорвавшему с них маску не снизу, а сверху – именно с поста председателя Госкомимущества.

«Выходка» В. Полеванова была самой громкой, но не единственной подобного рода в тогдашней России. 9 декабря 1994 года Государственная Дума приняла постановление, рекомендовавшее Президенту страны приостановить действие своих приватизационных указов до принятия соответствующего закона. Но Борис Ельцин на подобные увещевания обращал внимание меньше, чем на укусы комара на своей роскошнейшей подмосковной даче. Кстати, накануне смерти он её приватизировал. Так что «бедной семье» бывшего президента, который так и не лёг на рельсы, как обещал народу, помимо всего прочего досталась ещё одна уникальная собственность, предварительно оценённая в 65 миллионов долларов.

А вы, уважаемые читатели, прозябайте на свои грошовые пенсии, которые ниже нынешней квартплаты… Спасибо Чубайсу и чубайсятам!


Ссылки по теме:

на начало