Русь Великая

Без разрешения dazzle.ru использование материалов запрещено. Ставьте, пожалуйста, гиперссылку.

Подписка на: журнал «Организмика», газету «Пенсионер и общество».

Книги: Организмика – фундаментальная основа всех наук. Том I-III, Впервые на Земле, История возникновения мировой цивилизации, Книга Ра, Языки мира, История славян русов, Славянская энциклопедия, Энциклопедия свастических символов, Энциклопедия Организмики.


Завещание Ленина

Отрывки из книги Александра Николаевича Яковлева «Сумерки»

Переговоры Ленина с Германией велись в обстановке строгой секретности в течение дня 13 апреля 1917 года. Парвус от имени германского правительства предложил большевикам поддержку в борьбе за власть, и Радек, сославшись на свои полномочия, принял это предложение. Поезд с Лениным и другими социалистами двинулся в направлении Финляндии, а Пар-вус срочно поехал в Берлин для консультаций. Ему выделили ещё 5 миллионов марок. Деньги в кассу большевиков переправлялись через Радека, Воровского и Ганецкого. Ленин в письмах Ганецкому постоянно напоминал об этих деньгах.

Но случилось непредвиденное. В июле 1917 года подрывная деятельность РСДРП на немецкие деньги перестала быть тайной. Контрразведка Петроградского военного округа обратила внимание на коммерческие сделки о продаже детской муки и карандашей и переводе денег большевикам. Расследование этого дела стало основанием для возбуждения против лидеров большевиков в июле 1917 года уголовного дела по обвинению в государственной измене. Кто организовал утечку информации, пока не очень ясно. Разразился скандал. Запахло арестами и судом. Ленин и Зиновьев скрылись, Троцкий, Каменев и Луначарский были арестованы.

ЦК партии большевиков, будучи не в курсе ленинских махинаций, завёл дело на Ганецкого за сотрудничество с Парвусом, но Ленин, зная всю подноготную этих связей, вступился за своего давнего подельника, написав, что все обвинения основаны на слухах. Большевики потребовали от Парвуса заявить под присягой, что он не финансировал партию. Парвус отказался, но заявил, что всячески поддерживал революционное движение в России.

Как только Берлин получил информацию о перевороте в России, то уже 27 октября (9 ноября по новому стилю) из немецкого военного бюджета секретно было выделено 15 млн. марок для поддержки правительства большевиков. С этого момента начинается регулярная финансовая помощь большевикам со стороны кайзеровской Германии, которая к октябрю 1918 года достигла суммы в 60 млн. «золотых» марок (т. е. в швейцарской валюте). Деньги были впервые привезены в Петроград в декабре 1917 года, когда в гостинице «Европа» обосновался будущий посол Германии в России граф Мирбах. Нельзя исключать, что одной из причин убийства Мирбаха чекистами было скрыть следы получения денег большевиками от германского правительства.

Известно, что посла Мирбаха убил один из влиятельных работников ВЧК, приближённый Дзержинского Блюмкин. Никакого наказания он не понёс, его отправили работать на Украину. Но позднее вспомнили. 30 октября 1929 года принимается решение Политбюро следующего содержания: «поставить на вид ОГПУ, что оно не сумело в своё время открыть и ликвидировать изменническую антисоветскую работу Блюмкина; б) Блюмкина расстрелять».

Кстати, Парвус мечтал вернуться в Россию. Но он так и не раскусил всего лицемерия лидера большевиков. По свидетельству Радека, Ленин однажды, говоря о Парвусе, патетически изрёк, что революцию нельзя делать «грязными руками». Просьба Парвуса была отклонена. К сожалению, только в последние годы стали известны факты изменнической деятельности Ленина, который до мелочей был осведомлён о «грязных деньгах» на революцию, в том числе получаемых и через Парвуса.

Как я уже упомянул, Берлин тех лет воспринимал большевиков как своё подспорье в военных действиях на Восточном фронте. Надо было нейтрализовать Россию, ибо на Западе после вступления в войну Америки обстановка для Германии становилась катастрофической. Задача не была трудной, ибо Ленин был готов на всё, лишь бы удержать власть.

В этих же целях патриотизм объявили предательством дела пролетариата, буржуазным предрассудком. На собрании партийных работников Москвы Ленин 27 ноября 1918 года признавал, что «наша революция боролась с патриотизмом. Нам пришлось в эпоху Брестского мира идти против патриотизма. Мы говорили: если ты социалист, так ты должен все свои патриотические чувства принести в жертву во имя международной революции». У пролетариата, утверждали большевики, нет отечества!

Не успели высохнуть чернила на декрете о провозглашении новой власти, как Дзержинский заявил, что большевики призваны историей направлять и руководить ненавистью и местью. На другой день после этого заявления, 10 ноября, состоялось заседание Петроградского военно-революционного комитета, где было решено «вести более энергичную, более активную борьбу против врагов народа». Обратите внимание: «врагов народа».

В январе 1918 года, всего через два месяца после контрреволюционного переворота, в статье «Как организовать соревнование?» Ленин пишет, что существуют «тысячи форм и способов» внедрения «заповедей социализма»: одним из них он называет «расстрел на месте одного из десяти виновных в тунеядстве». Роковая формула - «один из десяти». Потом она полюбилась и Гитлеру, когда эсэсовцы во время Отечественной войны расстреливали мирных граждан Советского Союза - каждого десятого. Всё похоже в действиях нелюдей.

После убийства 21 июня 1918 года Володарского (председателя Петроградской ЧК) Ленин пишет Зиновьеву:

«Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы (не Вы лично, а питерские цекисты или пекисты) удержали. Протестую решительно! Мы компрометируем себя… тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это не-воз-мож-но! Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора…»

Ленинская «массовидность террора» действительно вылилась в массовую практику.

5 сентября 1918 года правительство легализовало террор, издав знаменитый декрет «О красном терроре». В нем говорилось о жизненной необходимости террора в условиях пролетарской диктатуры.

Изучившим «Историю КПСС» известны разные мифы о ленинском плане строительства социализма, в частности о его «политическом завещании», каким считалось «Письмо к съезду» (там, где он предлагал снять Сталина с поста генсека партии). Практически его завещание было совсем другим. «Величайшая ошибка думать, - писал Ленин Каменеву, - что НЭП положил конец террору. Мы еще вернемся к террору и террору экономическому».

В это время Ленин работал над уголовным кодексом РСФСР. Он пишет Курскому, народному комиссару юстиции: «Т. Курский! По-моему, надо расширить применение расстрела…ко всем видам деятельности меньшевиков, с.-р. и т.п.». Вскоре новое письмо: «Т. Курский!… Открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически узкое) положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы».

Ленинские инструкции получали не только чекисты, но и суды: «За публичное доказательство меньшевизма наши революционные суды должны расстреливать, а иначе это не наши суды», - заявил Ленин в марте 1922 года в речи на ХI съезде РКП (б). В первом советском Уголовном кодексе 1922 года появилась «знаменитая» 58-я статья, каравшая высшей мерой наказания за политические «деяния».

Секретный циркуляр ОГПУ от февраля 1923 года подробно перечисляют части общества, из которых надо черпать людей, обреченных на физическое истребление:

«Политические партии и организации:

  1. Все бывшие члены дореволюционных политических партий;
  2. Все бывшие члены монархических союзов и организаций;
  3. Все бывшие члены Союза независимых земледельцев, а равно члены Союза независимых хлеборобов в период Центральной Рады на Украине;
  4. Все бывшие представители старой аристократии и дворянства;
  5. Все бывшие члены молодежных организаций (бойскауты и другие);
  6. Все националисты любых оттенков.

Сотрудники царских учреждений:

  1. Все сотрудники бывшего Министерства Внутренних дел; все сотрудники охранки, полиции и жандармерии, все секретные агенты охранки и полиции, все чины пограничной стражи и т.д.;
  2. Все сотрудники бывшего Министерства юстиции: все члены окружных судов, судьи, прокуроры всех рангов, мировые судьи, судебные следователи, судебные исполнители, главы сельских судов и т.д.;
  3. Все без исключения офицеры и унтер-офицеры царских армий и флота.

Тайные враги советского режима:

  1. Все офицеры, унтер-офицеры и рядовые Белой армии, иррегулярных белогвардейских формирований, петлюровских соединений, различных повстанческих подразделений и банд, активно боровшиеся с Советской властью. Лица, амнистированные советскими властями, не являются исключением;
  2. Все гражданские сотрудники центральных и местных органов и ведомств Белогвардейских правительств, армии Центральной Рады, Гетмановской администрации и т. д.;
  3. Все религиозные деятели: епископы, священники православной и католической церкви, раввины, дьяконы, монахи, хормейстеры, церковные старосты и т. д.;
  4. Все бывшие купцы, владельцы магазинов и лавок, а также «нэпманы»;
  5. Все бывшие землевладельцы, крупные арендаторы, богатые крестьяне, использовавшие в прошлом наемную силу. Все бывшие владельцы промышленных предприятий и мастерских;
  6. Все лица, чьи близкие родственники находятся на нелегальном положении или продолжают вооружённое сопротивление советскому режиму в рядах антисоветских банд;
  7. Все иностранцы независимо от национальности;
  8. Все лица, имеющие родственников и знакомых за границей;
  9. Все члены религиозных сект и общин (особенно баптисты);
  10. Все учёные и специалисты старой школы, особенно те, чья политическая ориентация не выяснена до сего дня;
  11. Все лица, ранее подозреваемые или осуждённые за контрабанду, шпионаж и т. д.»

Именно эти документы и надо считать реальным завещанием Ленина.

Он учился на адвоката, но не мог им стать в силу абсолютной атрофии толерантности. Пошёл в революцию, зная, что там всё дозволено. У него не было друзей, он воевал со всеми и всегда, постоянно был недоволен и царём, и Плехановым, и «иудушкой» Троцким, и грубияном Сталиным, буржуазией и крестьянством, интеллигенцией и рабочими. Он постоянно искал «врагов». Раскол, неважно с кем, был любимым занятием Ленина. Он всё время кого-то разоблачал, оскорблял, третировал, убирая тех, кто был умнее его, талантливее, порядочнее. «Иной мерзавец может быть для нас тем и полезен, что он мерзавец», - говорил «вождь». В политическом плане современники называли его «монументальным оппортунистом», «профессиональным эксплуататором отсталости русского рабочего движения».

Его близкий в молодые годы товарищ, может быть, единственный, Юлий Мартов ещё в 1911 году окончательно порвал с Лениным, увидев в большевизме возрождение «нечаевщины» - тотального революционного терроризма. Но борьба против этого очевидного факта была беспомощной, рассчитанной на умиротворение Ленина, а не на выдворение будущего организатора террора из партийной верхушки.

Откуда же всё это? Естественно, не от социальной среды, которая якобы творит человека. Среда-то у него была нормальная, сытая, безбедная. Значит, явные нелады с психикой. Как и у Троцкого, Сталина, Гитлера».


Ссылки по теме:

на начало